5jxi6szr0ec
Новости

Почему Россия не стала своей даже для “крымнашистов”

Когда в Киеве начинался Майдан, многие крымчане смотрели на него с неприязнью и недоумением, не понимая, ради чего всё это затеяли. Когда Янукович сбежал, к недоумению прибавилась тревога, которую умело разжигали местные регионалы: бЕндеровцы побеждают и скоро приедут наводить свои порядки, полуостров может лишиться статуса автономии, русский язык в опасности.
Когда «зелёные человечки» захватили здания крымского Совмина и парламента, а также окопались у воинских частей, некоторые мои земляки искренне кричали: «Наши пришли!» Те, кто побуйней, ходили на пророссийские митинги.

Предвкушая беззаботную жизнь в богатой стране, они радостно скандировали: «Россия! Россия!», цепляли на себя ленточки цветов триколора, в день «референдума» поздравляли друг друга.
Однако, несмотря на все атрибуты внешней лояльности, эти люди так и не стали для россиян своими. Когда всем стало понятно, что нарисованная телевизором картинка идеальной России имеет мало общего с реальностью, выяснилось, что даже пророссийские крымчане заражены духом украинской вольницы.
Они привыкли к тому, что с помощью митингов можно заставить власть пойти на уступки. Последний громкий случай произошёл незадолго до аннексии: жители Коктебеля активно протестовали против открытия карьера на границе посёлка и Карадагского заповедника, крымский Совет министров не решился проигнорировать их мнение.
Оказавшись в российской действительности, крымчане поняли, что чиновники ведут себя всё так же бесцеремонно, но уличная демократия больше не работает.
Россияне относятся к её проявлениям с лёгкой опаской. С лёгкой, потому что в России выстроен эффективный репрессивный аппарат.
Сталкиваясь с очередным митингом, крымская полиция теперь действует по российскому шаблону: пакуем всех крикунов, потом разберёмся.
Так этим летом случилось в Алуште, где «депутат горсовета» от КПРФ Павел Степанченко захотел обсудить с горожанами несколько важных для курортного города тем: размещение на набережной нелегальных аттракционов, вымогательство денег за проход к морю и застройку парков.
Степанченко наивно думал, что имеет право общаться с избирателями где ему вздумается, и уже спустя 20 минут был упакован в автозак, получив обвинение в проведении несанкционированного митинга.
Забавная деталь: когда полицейские несли «депутата» к машине, бабушки кричали им вслед: «Бандеровцы!».
Из этой истории Степанченко не сделал правильного вывода, стал публично критиковать «Единую Россию». В итоге получил обвинение в вымогательстве и теперь ждёт суда в СИЗО.
Пытаясь объяснить себе проявления беспредела в «стране железного порядка», крымчане во всех бедах винят бывших регионалов.

«Почему все 100% депутатов Партии регионов, которая разрушила страну, перешли в «Единую Россию»? – возмущается во время разгона очередного митинга пожилой крымчанин. – Власти что хотят, то и делают, а мы не можем ни в одну дверь сунуться».
Ирония судьбы заключается в том, что крымчане не понимают очевидной вещи.
На Майдан люди выходили, чтобы сместить в том числе и этих персонажей, приватизировавших все крымские президиумы. Увы, свой шанс Крым упустил.

Алексей Батурин