tehcnosotnya-com_2697
Статьи

Кремль начал капитулировать

Официальный представитель Россельхознадзора Алексей Алексеенко 18 ноября заявил: шпроты и другая рыбная продукция из Латвии и Эстонии после Нового года может вернуться на рынок РФ, поскольку «мы видим, что технология копчения на них рыбы стала более щадящей». Оказывается, вся проблема была в том, что эстонские и латвийские «фашисты» мучали в газовых камерах рыбу. Но теперь «фашисты» исправились, и Кремль готов помириться с ними и даже простить, что на этикетках они пишут на своих «несостоявшихся языках» и «бронзового солдата» перенесли на кладбище. По факту это капитуляция Кремля перед Латвией и Эстонией, с которыми он более 10 лет с перерывами вел «рыбную» и «молочную войну». Видимо, шпроты оказались тоже сильным оружием, сопоставимым с «Искандерами» империи, пишет Сергей Климовский для «Вектор ньюз».

Капитуляция Кремля перед шпротами обусловлена не столько неудачами политики импортозамещения в РФ, сколько ситуацией на Балтийском фронте империи, общим состоянием дел на других ее фронтах и победой республиканца Трампа на выборах в США. Ключ к пониманию маневров Кремля вокруг шпрот дает новая информационная компания, начатая им в США синхронно с заявлением о шпротах.

14 ноября в американском журнале The National Interest, специализирующемся на мировой политике и любимом политологами из РФ, появилась статья трех юристов с предложением Трампу новой стратегии в отношении российско-украинской войны. Ее авторы ранее статей на такие темы не писали, вероятно, вообще статей не писали, и двое из них известны лишь тем, что в 1990-ые и «нулевые» работали юристами в Украине и в РФ. Теперь они публично предлагают Трампу следующее.

США и РФ остаются «при своем мнении» об оккупации Россией Крыма, подобно тому, как в США с 1940 по 1991 г. считали оккупированными Литву, Латвию и Эстонию, но торговали с СССР и спасли его от разгрома Третьим Рейхом. Оккупированные РФ районы Донбасса получают статус аналогичный Приднестровской Молдавской республике: там соблюдается режим прекращения огня и Украина отказывается от попыток их освободить. Взамен США, ЕС и РФ за свой счет восстанавливают разрушенную там инфраструктуру, Украина отказывается от вступления в ЕС, и тем более в НАТО, за что РФ выплачивает ей некую сумму денег, которую можно считать заодно и выкупом за отнятый Крым. Сходные предложения Кремль стал озвучивать и по другим каналам.

Таким способом Кремль зондирует возможность снятия с него санкций и начинает торг за условия, на которых это может произойти. Как и положено, торг начат с завышенных условий, чтобы было куда отступать. Заявление по поводу шпрот в этом контексте должно продемонстрировать готовность Кремля идти на уступки и на других фронтах, и главное: дать понять Латвии и Эстонии, – Москва готова уплатить им покупкой рыбы за изменение их политики, в том числе по Украине. Может даже перестать называть их «фашистами», если выйдут из НАТО и ЕС. В этом случае Латвия и Эстония из «недогосударств» в глазах Кремля могут вырасти до «равноправных партнеров».

Таковы завихрения текущей политики Москвы, которая также боится, что ВСУ могут начать операцию по освобождению ОРДЛО. Поэтому Кремль к 18 ноября удвоил число своих войск на Донбассе, что и зафиксировали наблюдатели ОБСЕ.

Москва, увеличивая свою военную группировку в ОРДЛО и Ростовской области, также прорабатывает сценарии возможного наступления на Крым, поскольку керченский мост, если будет построен, позволит ей решить всего лишь одну проблему – подвоза снарядов и хлеба, невзирая на шторм. Но и это условно, так как в случае боевых действий мост легко разрушить, но сложно восстановить. Поэтому «мост» в Крым по суше будет идеей фикс Кремля до тех пор, пока будет длиться оккупация Крыма и существовать РФ. В Москве хотят это состояние продлить, а потому начали зондаж в таком направлении Вашингтона, политика которого для нее пока как «ежик в тумане» – колется и ничего неясно. В рамках этого зондажа и «шпротная капитуляция» Кремля, которая является заодно и результатом «ям» и «провалов» в его политики в Прибалтике за четверть века. Если в 1990-ые Россия стремилась разрушить экономику стран Южной Балтии отчасти хаотично, то с 2000 г. ее политика изменилась в сторону системного уничтожения портов Латвии и Эстонии. Для этого с 2001 г. к западу и северу от Петербурга начали строить порт Усть-Луга и порт Приморск, специализированный под перевалку нефти и нефтепродуктов. Конечная цель РФ – полностью отказаться в 2020 г. от использования для транзита портов Латвии и Эстонии. Литовскую Клайпеду эта политика почти не затронула. Наиболее ощутимый удар придется по портам Латвии – Риге и Вентспилсу, в грузоперевалке которых доля транзита из РФ составляла 70%. В результате в Латвии около 100 тыс. человек может остаться без работы.

Кремль уверенно идет к этой цели, и благодаря перевалке нефти и нефтепродуктов через Приморск в октябре уже смог отказаться от украинского нефтепровода в Европу. Доля транзита нефти через Латвию упала за восемь месяцев 2016 г. на 22%, – Украина все-таки враг № 1 для РФ, поэтому основной удар сейчас адресован нам, а не латышам с эстонцами, и Москва для выстраивания новых путей транзита денег и сил не жалеет. Но в реализации этой политики ресурсы Кремль тоже ограничены, и начинают давать знать о себе побочные последствия, которые изначально особо не брали во внимание. Реакция политического менеджмента Латвии на грозящую «портовую катастрофу», – быстрей бы Москва уже ушла, – обескураживает Кремль и подталкивает к «шпротной капитуляции». Причина: отказ РФ от шпрот и транзита через Латвию и Эстонию ведет к утрате Кремлем политического влияния в этих странах.

Не только из-за ухода из них российского бизнеса. Сокращение объемом перевалки через эти порты ведет и к увольнению с них россиян, завезенных в советское время, и к обратной их миграции в ту же Усть-Лугу и Приморск. Тем самым в Латвии и Эстонии уменьшается группа поддержки «зеленых человечков» Кремля. Остановить маховик раскрутки Усть-Луги и Приморска Москва уже не может, – это ударит по их экономики и всем ее грандиозным планам, но и терять свои группы поддержки тоже не хочет. Один из способов их сохранить – загрузить рыбоконсервные заводы Латвии и Эстонии заказами для РФ, – и в этом одна из причин разговоров Кремля о «шпротной капитуляции».

Если «шпротная капитуляция» состоится, то у Кремля возникнет новая проблема: как уговорить россиян покупать и есть «фашистскую» рыбу. Впрочем, голод – не тетка, а вражеские турецкие помидоры и апельсины уже прощены, и получили статус «скрепного продукта». Рижские шпроты тоже могут стать на какое-то время «скрепными». Но эта смена статуса шпрот не сильно вдохновляет Латвию, где Россию считают партнером, «на которого нельзя было полагаться, причем уже 300 лет», – как выразился латвийский банкир Гирт Рунгайнис. В результате Латвия начинает переориентироваться на новый Шелковый путь из Китая через Украину и Беларусь. Возможно, не самая удачная логистика, но если Москва вопреки логике волевыми решениями меняет торговые пути, то почему это не могут делать и другие? Пишет Сергей Климовский на Обозревателе.